roma987 (roma987) wrote,
roma987
roma987

Categories:

ПИСЬМА В ТЮРЬМАХ

Оригинал взят у 25july в Бывший политзаключенный Максим Громов о важности переписки с заключенными и ее особенностях.
ПИСЬМА В ТЮРЬМАХ.
Вообще письма мне шли со всей страны. География обширна. Писали от Питера и Москвы до Оренбурга и Владивостока. Письма в тюрьмах и лагерях для заключенных, очень большая поддержка в преодолении годов заключения. Даже наверное сон не сможет поспорить с письмами в плане ценности. Потому, письма мне, как и всем заключенным, особенно кто не в ладах с лагерным начальством, отдавали далеко не все. В ШИЗО например письма совсем не полагались.
 
Мне всячески пытались показать, что я, оказавшись здесь, стал никому не нужен, но то, что мне пишут, я догадался сразу, не выходя из камеры. Об этом свидетельствовали масса косвенных фактов.
 
Первый это подтвердил один лейтенант, заступивший дежурным по лагерю, примерно на четвертую неделю моего первого пребывания в ШИЗО. Во время проверки изолятора, выведя меня в коридор, он, вдруг заломив мне за спиной руку, стал душить, и зло сказал прямо в ухо, что про меня все давно забыли. И никто ещё ни одного письма не написал, да и навряд ли напишет.
 
Шла только четвертая неделя моего нахождения в штрафном изоляторе, из пяти как я вообще прибыл в лагерь. Писем ждал не раньше, чем месяца через два. Впрочем, если они и приходили, то мне их выдавать никто не собирался. Тем более в ШИЗО, где их не выдавали вообще – не положено. Но по восклицанию лейтенанта я понял, что всё нормально, видимо письма уже идут. И забывать меня мои друзья, назло администрации лагеря, не собираются.
 
Все сказанное вам людьми в форме со зла или по доброй воле, нужно воспринимать с точностью до наоборот, в пропорциях примерно 5 х 95 %. Например, если кого они хвалят, то с этим человеком многое становиться ясно, и есть смысл серьезно подумать, стоит ли вообще с таким разговаривать о чем-либо. Кого ругают, соответственно необходимо присмотреться к этому человеку и по возможности познакомиться.

Так оно и получилось! Когда в июле я вышел на сутки из ШИЗО обратно в комнату этапа, меня вызвал капитан Полулихов (выполнявший обычно роль доброго следователя от администрации лагеря), и в кабинете достал бандероль. Там были книги! Книги, которые мне выслала москвичка Ольга Шалина. И штук пять писем. Две книги из шести мне позволили взять в баул, остальные отправили на склад. Выдав квитанцию, что они теперь хранятся на складе. Хотя книга «По тюрьмам» Э.Лимонова все два года простояла у хозяина зоны в книжном шкафу его кабинета. Все это время он любил демонстрировать её  посещавшим колонию гостям из прокуратуры или Башкирского ФСИНа. Потом очень долго пришлось выгрызать те книги, в том числе и эту, перед освобождением.
 
Вообще мера наказания лишать чего-либо выборочно из содержимого бандеролей с посылками или писем у нас осталось в наследство еще с ГУЛАГа. Как и вся наша тюремно-лагерная система, только с поправками на время. То есть теперь отдавали в основном все письма от матерей – хоть и с месячными опозданиями, но от мамы по большому счету отдадут почти все. От жен и друзей намного реже, чаще в качестве поощрения каким-нибудь СДПшникам или чтобы, например, заткнуть таким как я глотку перед очередной важной проверкой. Чтоб на раздобревшей душе осужденный, отвлекшись, забыл многое...
 
После прочтения редкого письма от друга не до конфликтов как-то. Ведь читая письмо, человек погружается в совершенно другой, прекрасный мир. Где даже не то что солнце светит ярче - птицы в небе не летают, а танцуют. В пасмурную погоду кажется, начнешь щуриться от света, и даже заводские трубы не дымят и не дымили никогда, а стоят просто для красоты, для радости окружающему миру. И после этого мира желтых подводных лодок, даже помыслить не можешь, что на свете бывает вообще зло, как таковое.
 
Если жена мне пишет, то я не получаю от нее письма, или получаю 1/5 всех ее писем, это примерно раз в два-три месяца. (Не женатому зэку, от незамужних подруг, отдают письма еще реже). И от меня ей письма в том же соотношении  идут, тем более что с конвертами всегда в лагере напряженка... Редкость общения влечет двустороннее охлаждение отношений, не способствующее хорошему настроению осужденного. Отсюда напряженность, что рано или поздно перетекает в конфликты между сокамерниками, и последующая разобщенность зеков. Это разумеется на руку администрации лагеря. 
 
Их задача – максимально десоциализировать человека, лишить его поддержки со стороны его близких, родных, и вообще того мира, из которого он «выпал». Сделать все, чтобы человек не поднялся никогда. Или вернулся не иначе, как в рабском обличие. После лагеря ко мне подходили еще долго друзья и говорили, что написали много писем, но ответа не было. Писали они ободряющие письма и, разумеется, мне их передавать никто не собирался. 
 
Вообще же всем рекомендую письма писать примерно следующим образом.
 
Вася, привет!
У меня и у мамы с папой все хорошо. Просто замечательно. Хотели в этом году поехать в Крым, но не хватило денег, решили подкопить на будущий год. (По логичному разумению оперов, через чьи руки проходят письма после цензоров, заключенный в этот момент должен подскочить и разрыдаться от черной зависти, плюс нехватка денег…)
У дочки у твоей кажется аллергия на сладкое, шоколад не даем, пытаемся кормить только фруктами. Каждый день стараемся.
Корова перестала давать молоко… Собака твоя таки издохла, но ты помнишь что она при тебе еще начала болеть. Но мы к твоему приезду разумеется купим тебе щеночка…
 
И все в таком полунаивном виде, это необходимо писать, чтобы потом написать главное - как вы любите этого человека и ряд настоящих хороших новостей. Разумеется, поначалу туго мыслящие адресаты будут долго соображать, что за корова с собакой. Но здесь главное не переборщить. Нельзя увлекаться отрицательной стороной письма.
Не следует и недооценивать цензуру и оперов, там опытные люди. Рассчитывать на то, что там сидят лохи, просто глупо. Не нужно только писать что-то по делу, в котором обвиняют или обвинили сидельца…
 
Но, вернемся к письму. Имя желательно ставить свое, настоящее. Там всегда спрашивают, кто такой? И вообще письма отправлять желательно заказным с уведомлением (на самом деле только и исключительно заказными, а не "желательно", - прим. rusdeadline), стоит эта процедура недорого. Но, шанс, что письмо дойдет рано или поздно до адресата несколько вырастает. Ещё выше вероятность получения маленькой бандероли с конвертами и марками, куда, разумеется, вкладываете и свое письмо.
 
Полученные заказные письма оперативник, курирующий тюремную камеру, камеру ШИЗО/ПКТ или отряд, по закону обязан вскрыть на глазах заключенного. Стражам закона, разумеется, закон не писан, но чтоб заключенные не возмущались и не жаловались, они не редко делают именно так. Мне, например, оперативник неоднократно просто бросал расклеенные то с боку, то сверху конверты. Но, после некоторых напоминаний, стал таки заклевать их обратно. Он сильно в подобных случаях кривил свое лицо, подобно школьнику, когда его училка застала при вытрясании мелочи у малышей возле буфета. Мол, что это, он мне сам подарить хотел...
 
Находясь в изоляции в лагере, я поступил следующим образом. Я написал подробное письмо своей старой и замечательной знакомой, Наташе. А в него вложил письмо матери. Где сообщал, что у меня все отлично, и в связи с тем, что до Вас, мама, письма не доходят, то буду слать их исключительно через Наталию, а она Вам будет передавать. Приблизительно месяца три я воевал с цензорами и операми, по этому поводу. Они ссылались на то, что согласно положению, третьему лицу писать «в один конверт» нельзя. Я, смеясь, говорил, что мать не третье лицо - или через Наташу, или перестаю вообще письма писать на волю. Матерей они побаиваются, потому что у заключенных именно матери будут до последнего писать жалобы в прокуратуру и во все инстанции. Зэки, теряющие с годами семьи, часто кроме своих матерей никому не нужны, поэтому у зэков очень уважительное отношение к матерям.
 
Лишить человека самого дорогого в заключении, дороже всех паек на свете (которые и так не больно-то и густы), это и есть максимальное ухудшение условий отбывания наказания осужденным. Это раньше было, в общем-то, законно, и в приговорах звучало как «без права переписки».
 
На пытки можно пожаловаться прокурору по надзору. Эти жалобы, конечно, ни к чему обычно не приводят, но хотя бы пожаловаться есть возможность. Кому можно пожаловаться, что не получаешь писем? Только Всевышнему. И ощущение, что ему до вас еще меньше дела, чем прокурору.

http://rusvesna.ru/articles/270312_letters_to_jail.html


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments