?

Log in

No account? Create an account

Июнь, 7, 2014

Ночь прошла относительно спокойно.
Утро началось, как обычно, с артобстрела Семеновки и Славянска. Обстрелы велись со стороны Донецкого.
Наблюдалось движение в районе Ямполя. В Донецке относительно спокойно. Почти с полудня в районе Масляковки, путепровода наблюдается дым.
Около 15:00 (МСК) замечены колонны бронетехники со стороны Красного Лимана в направлении Славянска. Количественно-качественный состав уточняется. В Славянске присутствуют перебои мобильной связи, в особенности у оператора МТС.

По мере поступления информации и возможности сводка будет обновляться.

UPD: 15:35 (МСК) В районе Артема были слышны взрывы.
UPD 1: 16:30 (МСК) В районе Кировска серия взрывов.
UPD 2: В течение дня были перестрелки в районе Масляковки, Ямполя (обстреливали дважды), Кировска. В Славянске большие проблемы с электричеством (но оно не пропало), сеть оператора МТС почти полностью перестала работать. Основные удары наносятся по Семеновке, Славянску, досталось и Черевковке.
В Славянске вода есть, хотя некоторые перебои наблюдаются, сказывается перебитый водовод в районе Николаевки.
В Артемовске шел бой примерно с шести часов; за 8-10 км. машины разворачивались и не подъезжали. Там все обошлось, отбили атаку. В Мариуполе пока тоже спокойно, там были попытки, но и они не увенчались успехом.
В Донецке тихо, идет укрепление обороны, начато расследование убийства помощника Пушилина.
UPD 3: 22:00 (МСК) Начат артобстрел района Николаевки из тяжелых орудий. В небе опять беспилотники.
UPD

зы. ого...

Игорь Стрелков о казаках | Русская весна

«По казакам: у нас в ополчении есть казаки и их довольно много. Но! Нет ни одной „чисто казачьей“ части или подразделения. Потому что, как только что-то такое образуется в условиях иррегулярной войны, то еще недавно дисциплинированные и боеспособные воины мгновенно превращаются в банду мародеров и трусов.

С чем это связано? Да с психологией некоей „исключительности“: „казакующий“ воин ни с того, ни с сего начинает считать себя „чем-то высшим, нежели все другие“. А раз он „выше“, то и „ценнее“ и требует „особого подхода“. То есть — копать окопы ему нельзя — он „казак-воин“. Окопы для него должен копать кто-то другой. а если их нет, то при обстреле/атаке он („казак-воин“) должен в первую очередь „сберечь себя для будущего“, а позицию можно бросить — не жалко.

Но если уж бросать-то что останавливаться по мелочи? И получается, что из Красного Лимана можно легко добежать до Антрацита.
Лекарство от „казачьей болезни“ только одно: спрашивать с казаков ровно столько же, сколько и со всех, не взирая на гонор, лампасы и заявления „а я казак! я воевал!“ И иметь возможность взять „к ногтю“ тех, кто не желает воспринимать реалий.

Проблема только в том, что когда „казаков“ собирается слишком много, они становятся агрессивно-неуправляемы. И превращаются в банду „батьки ангела“.»