September 12th, 2013

Два принципа обладания собственностью и их влияние на реальность.

Оригинал взят у ershoff83 в Два принципа обладания собственностью и их влияние на реальность.
В марксистском учении об общественных формациях, ставшем, пусть и с поправками на полный провал самой коммунистической идеи, общепринятым, как-то затерялся вопрос о принципах обладания собственностью. Так вот: если посмотреть именно в этом ракурсе, то увидим, что их два: или собственность священна и неприкосновенна, владелец может расстаться с ней только или добровольно (продать, обменять, подарить, завещать), или по решению суда (назовем такой принцип принципом неприкосновенности), или собственность жалуется и отбирается некоей вышестоящей инстанцией (назовем такой принцип принципом пожалования).  При этом детали и антураж могут меняться, кроме того реальная жизнь гораздо сложнее этой простой схемы, так что имеет смысл говорить не о полном господстве, а о преобладании того или иного принципа в том или ином экономическом укладе, но момент безусловно ключевой.

Теперь посмотрим, как преобладание каждого из этих принципов влияет на политическое устройство общества. Если ведущую роль играет принцип пожалования, то такой собственник оказывается по большому счету бесправным по отношению к тому, кто пожаловал ему его добро. Посему о всяких там демократиях тут и речи идти не может. Кроме того, высшее руководство государства в таком случае получает власть над всей собственностью в стране. Само собой разумеется, такой статус хочется передать детям (это вообще одна из ключевых фишек вопроса о собственности), потому монархия является наиболее органичной формой правления для подобного общества, а вот Совдепию сгубило не в последнюю очередь именно отсутствие механизма передачи в наследство пожалованного по должности.

Если же ведущую роль играет принцип неприкосновенности, то это автоматически означает серьезное ограничение власти государства над собственником. Ну вот его это хозяйство и ничего ты с этим не поделаешь. Более того, подобное положение дел стимулирует собственника отстаивать свои интересы, которые уже по самому факту владения чем-либо имеются. А там уж человек начинает входить во вкус и стремится влиять на происходящее уже и на кадровом уровне. Посему такое общество безусловно будет стремиться к демократии и буржуазные революции прошлого тому яркое подтверждение. Есть правда, один моментик. Политическая ситуация может быть крайне неустойчивой и потому представлять для собственников угрозу. Ну и - для таких случаев ими может быть востребована диктатура (Гитлер, Франко, Пиночет - яркие примеры, с рядом оговорок сюда же можно отнести и нашего Столыпина). Но именно диктатура, а не монархия, т.к. 1) легитимность диктатора держится в лучшем случае на его личном авторитете 2) диктатура не предполагает четкого механизма наследования власти. Т.е. диктатора проще как-то сместить, а после окончания его правления вполне можно или устроить демократизацию, или подобрать какого надо преемника. Но все это касается исключительно неустойчивых обществ и как только общества становятся устойчивыми, начинается и стремление к демократии.

Посмотрим теперь на Эрэфию. Во время перестройки и реформ Ельцин и Ко много говорили о демократии и капитализме как на Западе. Однако важнейшим отличительным признаком капитализма является преобладание принципа неприкосновенности. Но каковы были интересы той части советской элиты, которая работала на слив Совдепии? Правильно, иного принципа обладания собственностью, кроме принципа пожалования они тупо не знали. Просто посчитали, что Красная Орда жалует им маловато (на уровне западной элиты не пошикуешь) и строго по должности, и решили, что надо бы выбить пожалования нужного уровня жирности и наследственного характера. Что и успешно осуществили в рамках прихватизации. Т.е. произошло переформатирование системы пожалований, но отказываться от самого принципа никто и не думал. Посему развитие политической системы РФ вполне закономерно, а некая иллюзия наличия демократии в 90-е была связана просто с тем, что старая вертикаль власти рухнула, а новую создать в три дня было невозможно.

Однако если в Совдепии принцип пожалования доминировал чуть более, чем полностью, то в Эрэфии принцип неприкосновенности все же кое-где пророс. И для режима это грозит обернуться серьезными неприятностями, собственно, представители малого и среднего бизнеса уже активно участвуют в протестном движении. Вообще русский народ уже давно и безнадежно перерос все это неофеодальное скотство и это является одной из причин, почему сегодня нас замещают лицами высокодуховной национальности, для которых подобные общественные отношения - самое оно.

Остается лишь добавить одну вещь: важнейшим требованием русской оппозиции должно стать требование восстановления существовавшего в РИ института частной собственности, основанного на принципе неприкосновенности, при этом необходимо ссылаться на преемственность от исторической России, восточноевропейский опыт и грубейшее попрание законности прихватизаторами. Без этого никак.