June 5th, 2013

Вы за или против?

Оригинал взят у roma987 в Вы за или против?
Оригинал взят у viking_nord в Блядь, и вот эти люди принимают законы!
Судя по концепции, к 2025 году в России должна быть создана новая модель семьи, напоминающая нечто среднее между советской "ячейкой общества" и дореволюционным крестьянским "домостроем" с довлеющей заботой государства и церкви.

Идеальной предлагается считать семью как минимум с тремя рожденными в браке детьми, с сильным авторитетом родительской власти, а также проживающую в одной квартире с бабушками и дедушками, то есть многопоколенную.

Разводы, гражданский брак (не говоря уж об однополом сожительстве), неполные семьи, а также аборты предлагается, по сути, если не запретить законом, то хотя бы сделать предметом жесточайшего общественного осуждения и просто экономически невыгодной затеей.

Так, чтобы отцам было неповадно бросать семью, авторы проекта предлагают обязать их платить сбор при разводе. Деньги, как ожидается, пойдут в специально созданный Федеральный алиментный фонд, из которого затем будут выплачивать алименты неполным семьям.

Впрочем, уклониться от уплаты самих алиментов скоро и так будет практически невозможно. С этой целью предлагается ввести минимальный размер выплаты, а также воздействовать на уклонистов, запрещая им выезд за границу и контролируя все крупные покупки.

Также будут сужены возможности для аборта, к которым предлагается отнести не только хирургические, но и медикаментозные, а также мини-аборты. Специальные таблетки, прозванные врачами "бэби-капут", тоже будут продавать скоро в аптеке только по рецепту врача.

По подсчетам разработчиков документа, эти меры позволят сократить число абортов в стране к 2025 году в два раза. А вот во сколько при этом может возрасти число подпольных абортов предположить, естественно, никто не решается.

Ответы на вопросы

Оригинал взят у roma987 в Ответы на вопросы
Оригинал взят у a_samovarov в Ответы на вопросы

Попросили меня ответить на вопросы, я ответил:

- ЕСТЬ ЛИ У РОССИИ РУССКАЯ (или какая-то ещё)   МЕЧТА?

У стран и народов не бывает мечты. Это калька с английского «американская мечта». На самом деле речь идет об идеале. У разных социальных групп общества (иногда у общества в целом) есть какой- то идеал этого общества, т.е. представление об обществе, в котором люди хотели бы жить. И это очень важно, ибо по этим представлениям мы можем понять, что нас ждет. В критические и переходные моменты общество стремится к реализации идеала.

Скажем, идеалов для российского общества до 1917 года было два. Идеал мужицкий, чтобы поделить между собой всю землю, сидеть и работать на этой земле, и чтобы к ним никто не лез. И идеал интеллигентский – общество более справедливое, чем при царе, общество в котором главенствовал бы народ. И мы видим, как эти идеалы сработали, мужики остались в стороне от гражданской войны, участвовали в ней только по принуждению, они поделили землю и не хотели никому платить никакие налоги. Большевики эксплуатировали интеллигентский идеал о власти народа, даже и не думали эту власть народу отдавать, интеллигенция (включая военную, они и создали белое движение) боролась с большевиками за реальную власть народа.

После победы большевиков господствовал навязанный, но отчасти принятый идеал – коммунизм. Это вообще-то должно было войти во все учебники политологии, как навязанный абстрактный идеал губит общество. Что такое коммунизм, было не понятно не только народу, но самим идеологам. Помню, как мне на экзамене по «государству и праву» попался вопрос – самоуправление при коммунизме. Я вытаращил от удивления глаза, но приглашений препод их вытаращил еще больше, ибо не знал, что есть такой вопрос. Как можно ответить на этот вопрос, в принципе, не зная, что такое коммунизм? Ведь кроме тезиса, что там всякий будет работать по возможности, а получать по потребности, ничего не было.

Крах этого идеала привел к краху реального социализма. На его месте в 70-е годы ХХ века в обществе возникают два мутных идеала – это идеализация Запада, Запад как рай на земле, и это неосталинизм, который к реальному Сталину уже тогда не имел никакого отношения. Неосталинизм предполагал какой-то другой, более честный и более народный социализм, нежели тот, который был при Брежневе.

И мы видим, что при горбачевском форс-мажоре   стали работать эти два идеала. Других не было. Победило тупое западничество, ибо неосталинизм был во многом продолжением туманного «коммунизма», никакой конкретики так никто и не дал, ибо дать было невозможно. Все что можно было сделать при «реальном социализме» с обществом, все уже сделали.

Какой у общества идеал сейчас? Вне зависимости от того, кто что говорит и пишет, это идеал – национализм, желание русских жить в обществе, в котором они будут защищены как русские, и либеральный – максимальная защита человеческой личности от произвола разного рода. Это желание, чтобы государство было справедливым и работало на всех, а не на избранных. Как этот идеал будет работать в условиях очередного форс-мажора, тоже можно себе представить.

- Сопрягаютс­я ли в идеале образы будущего России и Китая?

Сопрягаются. И именно в развитии либерального идеала. Китайцы стремятся ровно к тому же, к чему стремятся русские. И те и другие страдают не от либерализма, а от нереализованности либерализма. Парадокс заключается в том, что Запад, предложивший либеральную модель, уже вышел за ее рамки, строя новый мировой порядок. А Россия и Китай отстают от Запада в развитии общественных отношений, они заинтересованы в создании классических национальных государств и реализации классического   либерализма, как идеологии, защищающей интересы личности. Но они не заинтересованы в реализации мирового проекта Запада, ибо он несет ограничения в реализации именно классического национального государства и классического либерализма.

- Правы ли те, кто определяет роль и место Восточного­ правильног­о учения (православ­ия) в реализации­ китайской мечты?

Что-то в этом есть. Но с реализацией любого религиозного проекта будут проблемы в современном мире. Ибо на смену религиозного мира пришел мир безрелигиозный. Что такое религиозный мир? Это мир, в котором нет неверующих людей. В нем присутствие Бога для всех более реально, чем собственное существование. Религиозный мир ушел в небытие. Он начал уходить с 18 века и ушел безвозвратно. Т.е. если бы православие пришло в Китай в 14 веке, то оно бы могло иметь успех как общественный проект, сейчас – нет. Даже если православие примут 60 или 100 миллионов китайцев. Это не будет говорить ни о чем, кроме их личного выбора.

И принятие православия не несет каких-то политических выгод России.
Православная Украина или православная Грузия стали самими антирусскими проектами в современном мире.