May 11th, 2013

по делу «приморских партизан»

Оригинал взят у nata_fedorova в Фабрикация по делу «приморских партизан»

фото

Судебный процесс по делу «приморских партизан» продолжается. Как полагается, сначала доказательства по делу предоставляет сторона обвинения. В числе доказательств, которые она предоставляет – показания, которые давали непосредственно подозреваемые и обвиняемые по делу. В прошлых судебных процессах «партизаны» заявляли о том, что данные признательные показания выбиты под пытками. По моему мнению, убери из дела эти признательные показания подсудимых – и у стороны обвинения не останется убедительных доводов. Эта ситуация высветилась после исключения из числа доказательств протоколов допросов подозреваемого и обвиняемого Алексея Никитина, а также протокола проведенной с его участием проверки показаний, как полученных с нарушением закона.

Сторона защиты Алексея Никитина, адвокат Нелли Анатольевна Рассказова полагает, что после исключения из числа доказательств вышеперечисленных протоколов обвинение против Никитина рассыпается. В деле имелась копия явки с повинной, испачканная кровью. Сейчас невозможно выяснить происхождение крови на явке с повинной А. Никитина, потому что в материалах уголовного дела имеется только копия явки с повинной. Как вы помните, том уголовного дела, в котором находилась явка с повинной, исчез.

Кто совершил преступление?

В последних судебных процессах по делу «приморских партизан» обнажилось много нарушений в ходе следствия. На многие эти нарушения, очевидно, суд закрывает глаза.

В судебном заседании огласили показания потерпевшего, данные им на предварительном следствии. Речь шла о том, что неизвестные лица насильно усадили в машину женщину, работающую водителем такси в городе Спасске, надели на голову мешок, сковали руки наручниками и увезли за пределы Спасского района – в село Новомихайловку. Прямых доказательств причастности кого-либо из сидящих на скамье подсудимых к этому преступлению не озвучено.

Майя Данияловна Топольскова, адвокат Александра Ковтуна, частично зачитала в судебном заседании показания потерпевшего Г., данные им в ходе предварительного следствия:

– Около двенадцати часов этого же дня мне на сотовый телефон позвонил мужчина и, представившись водителем такси, сообщил, что недалеко от села Новочугуевка на обочине дороги увидел женщину. Женщина находилась в шоковом состоянии. Она рассказала мне, что лица кавказской национальности надели ей на голову мешок и сковали за спиной руки наручниками. После этого напавшие завладели ее автомобилем, довезли ее в багажнике до села Новочугуевка и оставили на дороге. Затем напавшие на нее сели в ее машину и уехали в сторону поселка Кавалерово. Женщина сказала мне, что машиной завладели около шести человек кавказской национальности...

Чуть позже в судебном заседании показания даст сама потерпевшая Б. С ее слов, кавказцы напавшие на нее, говорили на ломанном русском языке, с акцентом. На скамье подсудимых лиц кавказской национальности, понятное дело, нет. И из этого следует, что версия причастности к преступлению кого-либо из сидящих на скамье подсудимых просто немыслима.

Сама потерпевшая Б. не узнала в «партизанах» тех, о ком шла речь.

– Я работаю водителем такси в городе Спасске-Дальнем, – говорила Б. – Рабочий день подходил к концу. Но поступил вызов, и я подъехала на машине к кафе «Эдельвейс». На обочине дороги стояли четверо. Подъехав, я сказала им, чтобы садились, и спросила, куда поедем. Они поинтересовались, не возьму ли я еще двоих, на что я ответила, что моя машина не предназначена для такого количества пассажиров, что им нужно нанимать микроавтобус. Парни попросили меня подъехать к машине стоявшей рядом, где, по их словам, сидели два человека и где находились какие-то их документы. Но когда я подъехала к чужой машине, меня просто выволокли из моего автомобиля, усадили в другую машину. Я сначала плохо понимала, куда меня везут. Мне надели наручники, заломив руки назад, а на голову надели какой-то мешок. Затем меня посадили в багажное отделение. Мы ехали по лесному массиву, на пути нам попадались два пункта ДПС, но машину никто не остановил. Мне угрожали, обещали расправиться, говорили, чтобы я в милиции говорила о том, что они скажут.

– Сначала вы говорили, что данные лица были кавказской национальности, а потом вы сказали по-другому, якобы они были русскими. Как такое могло получиться? – спросила сторона обвинения.

– Да, я действительно говорила, что на меня напали лица нерусской национальности. Но меня вызывали в Следственный отдел при прокуратуре и убеждали, что на самом деле напавшие на меня являлись русскими.

Женщина говорила, что при допросах с ней разговаривали довольно грубо.

Нарушения следствия

По поводу нарушений в ходе проведения следственных действий, касающихся расследования именно этого эпизода, говорил Роман Савченко, один из «партизан».

– Если вы полагаете, что преступление начато в одном месте, а закончено в другом, – сказал Роман Савченко, – то и расследование уголовного дела должно проводиться по месту окончания преступления.

Роман Савченко просил исключить ряд документов, касающихся данного уголовного дела.

– Следственные действия, проведенные с 15 мая 2010 года до окончания изъятия уголовного дела из ОВД по Спасскому району, прошу считать недопустимыми, полученными с нарушением закона, – продолжил Роман Савченко.

В ходе одного из последних судебных заседаний сторона защиты и подсудимые также подняли вопрос о странных обстоятельствах в ходе расследования одного из уголовных дел. Оно возбуждено в связи с тем, что старший оперуполномоченный Ш. получил от неизвестных огнестрельное ранение. Следователь следственного отдела города Уссурийска СУ СК при прокуратуре ПК Аджепаридзе опросил старшего оперуполномоченного П. и оперуполномоченного Ш. По результатам опроса Ш. и П. по факту огнестрельного ранения, которое получил Ш., было возбуждено уголовное дело. Возбуждение уголовного дела должно проходить в строгом процессуальном порядке. Руководитель следственного отдела выносит постановление о создании следственной группы, потом назначает руководителя группы. Каждый шаг возбуждения уголовного дела и формирования группы отражают в постановлениях. Руководителем следственной группы руководитель Следственного отдела назначает следователя Аджепаридзе. Но почему-то, в свою очередь, следователь Аджепаридзе выносит постановление о принятии уголовного дела к производству в городе Дальнереченске. Если сравнить время написания постановлений о возбуждении уголовного дела и формировании следственной группы, то следователь Аджепаридзе физически не мог приехать в Дальнереченск. Сами понимаете, что следователь Аджепаридзе – не маг и не волшебник, потому находится в двух местах одновременно тоже не мог. Он же, согласно постановлениям, которые имеются в деле, возбудил данное уголовное дело в городе Уссурийске. Причем, получается, что постановление о принятии уголовного дела к производству следователем Аджепаридзе написано раньше, чем постановление о возбуждении самого уголовного дела. Как такое могло быть?

Прокурор Объедков объяснил такие странности технической ошибкой. Но, извините, писать протоколы – это вам не книжки сочинять, нужно проводить расследование. Изложение протоколов в такой свободной форме может оказаться роковым для невиновного человека, который из-за подобных ошибок может оказаться на скамье подсудимых. Можно вполне предположить, что протоколы фабриковали.

Адвокат Нелли Анатольевна Рассказова сказала:

– Можно допустить одну маленькую техническую ошибку. Техническая ошибка предусмотрена только при написании приговора. Но даже в этом случае выносится постановление, что допущена техническая ошибка. Для следователя, по моему мнению, не должно существовать никаких ошибок.

– Дело находилось у прокурора, – сказал Алексей Никитин, – у него было время на исправление ошибок, в том числе, технических. Почему он не отправил дело на дополнительное расследование, чтобы следователь Тищенко исправил все допущенные ошибки? Я считаю, что это не техническая ошибка, а, очевидно, данное уголовное дело шито белыми нитками, они, как я считаю, фабриковали его..

В ходе обсуждения ходатайства Майя Данияловна Топольскова, адвокат Алесандра Ковтуна, сказала:

– У меня будут новые доводы по поводу прозвучавшего ходатайства. В ходе обсуждения акцент делался на время, выставленное в постановлениях, вынесенных следователем Аджепаридзе. Но я считаю, что в данном случае речь должна идти о другом. Если говорить о времени, то кто-то скажет, что это техническая ошибка. Но, согласно ст. 152 УК РФ, производство предварительного расследования по уголовному делу должно производиться по месту совершения преступления или по месту его окончания. Предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела. Уголовное дело было возбуждено в Уссурийске, и по территориальности никакие действия не должны осуществляться в другом месте. Получается, принимая дело к производству следователь Аджепаридзе самостоятельно изменил территориальность. В связи с этим, я полагаю, что нарушением явилось не то, что он, как Фигаро, очутился в разных местах одновременно, и не то, что он допустил техническую ошибку, а то, что он самостоятельно и незаконно изменил территориальность.

источник

(no subject)

деревушка в десять домиков. половина заброшены. а два - новенькие, яркие как игрушки. до города км 100, до села - 10.
понятно, что хозяева при машинах. непонятно, что заставило их строиться в такой пустыне. вкладываться. выкидывать свои нешальные деньги на красную черепицу. и пожалуй даже на кой-какой архитектурный проект:) зачем. зачем здесь?
значит были свои резоны.
вспомнил свою детскую фантазию - иметь дом на краю света. это должно быть дикое и безлюдное место без картинных пейзажей и обязательно на севере. пологий каменистый берег холодного моря, плоская тундра. зарево закатов, полярная ночь. кароче, нечто крайне эстремальное, а дом как неприступная цитадель человеческого упрямства и победы над стихиями. но не полярная экспедиция. скорее нечто по мотивам золотоискателей джека-лондона. аляска, белое безмолвие. не помню уже. как не помню, чем я собирался там заниматься.
вау... это был бы безумно дорогостоящий проект.
но что-то в этом есть до сих пор.